История медицинского туризма

img

Желающих лечиться за границей было предостаточно во все времена. И сегодня их не стало меньше, так что вполне правомерно говорить о традиции. С одним лишь уточнением: традиция эта характерна в первую очередь именно для стран, расположенных на территории бывшей Российской империи. Что поделаешь – климат. Как справедливо заметил А.С. Пушкин, писавший своего «Онегина» на юге, «...но вреден север для меня».

Так что ничего нет странного в том, что жители северных районов страны стремились поправлять пошатнувшееся здоровье именно на юге, у моря, где много солнца.

Существовали курорты, конечно же, и в родимом отечестве. Того же моря и солнца, полезных минеральных источников и целебных грязей хватало. Не говоря уже о квалифицированных докторах. Однако лечиться предпочитали все-таки за границей, и на это были свои причины.

Во-первых, мода.

Как и многие традиции, вектором интереса направленные в Европу, мода эта началась с государя Петра I.

Он и своим подданным велел при заграничных поездках «смотреть, видеть и записывать», и сам с большой охотой делал то же самое. Очень быстро выяснилось, что в развитых по сравнению с Россией странах можно не только учиться, но и лечиться. Причем с пользой для здоровья и без слишком большого ущерба для кошелька. Отныне Петр отправлял дворян в Италию, Англию, Голландию не только с познавательной, но и с оздоровительной целью.

С этого времени и можно говорить о формировании общеевропейской традиции путешествий, имеющих своей целью оздоровление. Считается, что именно царь Петр I, посетивший минеральные источники города Спа в Бельгии и лечившийся там, стал первым российским курортником.

Понятно, что с легкой руки монарха лечиться за границей стало престижно. Причем эту моду аристократия поддержала с гораздо большим рвением, чем все остальные начинания государя императора. А вскоре в среде российского дворянства лечение на курортах и в клиниках Европы стало просто-напросто атрибутом принадлежности к определенному слою общества. Конечно, престижнее было поведать знакомым о пребывании в Баден-Бадене, чем в Крыму или на Кавказе.

При этом повторим, лечение за границей было финансово вполне доступно не только состоятельному человеку, но и небогатому. Анастасия Цветаева, сестра гениальной поэтессы Марины Цветаевой, в книге «Воспоминания» пишет об одном немецком служащем по имени Ревер, который был из настолько бедной семьи, что родители с трудом отправили его лечиться в Италию... Там, в городе Нерви, что под Генуей, лечилась мать Цветаевой, заболевшая туберкулезом. Описание этого процесса вполне показательно, его можно считать традиционным для многих семей среднего достатка того времени.

Анастасия пишет: «Чахотка! Жар, доктора, суета в доме, запах лекарств, странное слово «консилиум». Вначале доктора советуют маме, Марии Мейн, ехать на Кавказ. Но потом, когда ей становится хуже, возникает тема поездки в Италию. Только Италия спасет ее. И осенью 1902 года вся семья переезжает в солнечную южную страну».

В Нерви они жили в «Русском пансионе». Тяжелое состояние матери привлекло особую заботу доктора Манджини. Он лечит больную новой сывороткой. Дети, как вспоминает Анастасия, забирали себе для игр маленькие деревянные коробочки из-под лекарства. 

В то время все больные в Нерви ждали от какого-то доктора Б. чудодейственного средства от чахотки, над созданием которого он работал.

Нам ничего не известно о том, дождались ли они, но Анастасия Цветаева несколько раз повторяет слова больных, живших в пансионате: «Италия делает чудеса. Мама тоже говорила, что теплый воздух возвращает ей жизнь, хотя доктор приписывал победу над болезнью исключительно своей сыворотке. Через месяц после приезда она уже смогла выходить из своей комнатки и даже играть на гитаре, когда знакомые заходили на огонек. Силы вернулись к ней».

Одновременно с ними в итальянском пансионате лечилось несколько детей – знакомых семьи Цветаевых, и другие соотечественники.

В двадцатом веке традиция была на несколько десятилетий прервана большевиками, и простой смертный уже не мог просто так взять и съездить за границу на лечение. На это имели право лишь партийные руководители. Однако после падения так называемого «железного занавеса» в лечебные и курортные учреждения Франции, Италии, Чехии, Швейцарии устремился поток возрождающейся буржуазии и наиболее успешных в финансовом отношении представителей среднего класса.

Для развития медицинского заграничного туризма была еще одна причина, кроме моды. Основание лечебного курорта, как и любое дело в тогдашней империи, начиналось с трудом, требовало взяток, неусыпного присмотра и прочих хлопот. Наладить бесперебойное, удобное и комфортное лечение было непросто. В то время как за границей курорты и лечение на них уже были организованы именно как деловые предприятия, то есть как бизнес. Вот откуда пошло изначально большее доверие к заграничному лечению.